Храмы России

Вход
Храмы России |  Новости |  Поиск |  ЖЖ |  PDA |  Визитница |  Форумы |  О проекте |  Присоединяйтесь!
 
РУССКАЯ ПРАВОСЛАВНАЯ ЦЕРКОВЬ
СРЕТЕНСКАЯ ДУХОВНАЯ СЕМИНАРИЯ
Кафедра Церковной истории

КУРСОВАЯ РАБОТА

КАЛИНИНСКАЯ ЕПАРХИЯ: 1943 - 1953 ГОДЫ
студента IV курса
Хомутова Алексея

Научный руководитель
доктор ист. наук, профессор Васильева О. Ю.


Куратор
Студент Московской Духовной Академии
I курс, историческое отделение: Жамков Алексей



Работа подана на Кафедру 1.04.2008

Работа защищена 15 апреля 2008 года с оценкой "отлично"
утверждена Ученым Советом и сдана в Ректорат


Введение

В историю Русской Православной Церкви ХХ век вошёл ужасной трагедией, писаной кровью сотен и тысяч мучеников, пострадавших за веру от атеистической советской власти. Интерес к страданиям и подвигу верующих особенно усиливается в начале 3-го тысячелетия. Изучение истории РПЦ, в частности, Калининской епархии обязывает нас необходимостью восстановить принципы духовной жизни, накопленные веками верующим народом, подорванные насильственным внедрением марксистско-ленинской идеологии.

Актуальность заявленной темы основывается на научной и нравственной ценности, какое представляет для нас изучение истории. Имеется необходимость знать историческую правду, чётко представлять значение, которое имеет изучение истории для нравственного и патриотического воспитания молодого поколения, которого это время не коснулось.

В данной работе поставлена цель изучить и раскрыть в свете сохранившихся документов и архивных материалов историю Калининской епархии в период с 1943 по 1953 год. В соответствии с целью задачами работы стали:

  • анализ жизни и деятельности верующих и духовенства Калининской епархии;
  • изучение этапов восстановления и формирования церковной организации;
  • выявление особенностей действия тоталитарного режима в области в отношении Церкви.

Как указывалось, работа охватывает период с 1943 по 1953 год. Во внимание принималась периодизация церковной истории ХХ века, предложенная М.В.Шкаровским в книге "Русская Православная Церковь при Сталине и Хрущёве". Исследователь делит историю РПЦ в период советского диктата или, вернее, советскую государственную политику по отношению к религии на 10 основных этапов, во многом совпадающих с переломными моментами в истории государства и общества. Нас интересуют два: 1943 - 1948 и 1948 - 1953 г.г.

Новизна исследования состоит в том, что до настоящего времени нет обобщающего научного труда о деятельности Русской Православной Церкви на территории Калининской епархии 1943 - 1953 г.г. и второй половины ХХ столетия в целом. 5 июня 2005 года в Твери по благословению архиепископа Тверского и Кашинского Виктора был образован научно-исследовательский Центр церковной истории и православной культуры имени В.В. Болотова. В рамках этой организации проводится активная научная деятельность, устраиваются семинары. Одной из задач Центра является сбор, обработка и хранение церковно-исторических материалов, научных работ - это проходит централизованно и существенно облегчает работу исследователей, составление обзора публикаций и имеющихся трудов по конкретному историческому периоду. Дореволюционная Тверская епархия изучена гораздо лучше, имеет больше источников, монографий, исследовательских работ, нежели советский период 1943 - 1991 г.г. Из имеющихся публикаций следует отметить статью молодого священника г. Твери о. Вячеслава Баскакова, в которой рассматриваются вопросы открытия церквей, деятельность уполномоченного, верующих и духовенства в 1945 году [1]. Автор приводит статистические сведения о духовенстве, краткое жизнеописание архипастырей первых послевоенных лет, характеризует действия уполномоченного В.И. Хевронова как ригористичные, не одобряемые Советом по делам РПЦ. Об истории отдельных церквей можно узнать из епархиального журнала "Православная Тверь" и некоторых брошюр краеведа А. Р. Нарского. В 2002 году был выпущен справочник-обозрение по монастырям и храмам Тверской епархии по состоянию на 1 сентября 2002 года [2]. Общее у них одно — в связи с тем, что архивные материалы по ХХ веку стали доступны исследователям сравнительно недавно (часть фонда Р-6991 ГАРФа рассекречена в 1993 году), то значительный объём этих публикаций занимает повествование о дореволюционных событиях церковной жизни. Такая же картина наблюдается на официальном сайте Тверской епархии www.tver.eparhia.ru, а также на двух крупных интернет-проектах, размещающих тысячи современных и старых фотографий российских церквей и краткое описание их (www.temples.ru и www.sobory.ru). Встречается даже непроверенная или сомнительная информация. Например, о мощах св. Анны Кашинской пишется: "Мощи святой были вскрыты в целях антирелигиозной пропаганды, но в отличие от других случаев уничтожения или передачи в атеистические музеи, мощи святой княгини всегда оставались в Кашине. Кашинские священники смогли уберечь их от атеистических атак и лихолетий военного времени и переносили их, иногда тайно без оформления какой-либо документации, из одной церкви в другую" [3]. В ГАРФе содержится отдельное дело о передаче мощей святой (Ф.6991. Оп.2. Д.607), а также подробная переписка по этому вопросу калининского уполномоченного с Советом, откуда следует, что священники никак не могли прятать святыню от органов советской власти [4]. Возникает недоумение: как после вскрытия мощи могли попасть в распоряжение духовенства, а затем оказаться в краеведческом музее г. Кашина? Вероятно, эта информация представлена на всеобщее обозрение с чьих-то слов и содержит долю правды, хотя, следует повторить, документами это не подтверждается. Некоторые неточности есть в работе и центральных историков, например, И.В. Семененко-Басина, утверждающего, что передача мощей св. Анны Кашинской состоялась в феврале 1948 года, хотя на самом деле - 22 января 1948 г [5].

Значительная часть работы написана на базе архивных материалов. Факты, относящиеся к церковным событиям Калининской епархии периода 1943 - 1953 г.г., находятся в Государственном архиве Российской Федерации (ГАРФ), Государственном архиве Тверской области (ГАТО; фонд Р-2723), архиве Тверской епархиальной научной библиотеки (фонд 2) [6]. В ГАРФе был изучен фонд Совета по делам Русской Православной Церкви при Совете Министров СССР (Р-6991), представляющий основную ценность. Этот орган контролировал и оказывал влияние на деятельность Московской Патриархии в 1943 - 1991 г.г. Анализ документов, содержащихся в этом фонде, позволяет проследить начало "примирения" в отношениях между советским государством и Церковью осенью 1943 года, переход в 1958 году к новым ожесточённым гонениям на религиозные организации. В фонде содержатся протоколы заседаний Совета и Священного Синода, письма патриархов Алексия I и Пимена в Совет, стенограммы бесед церковных иерархов с работниками Совета, докладные записки в ЦК КПСС, инструкции, аналитические обзоры, информационные отчёты уполномоченных, личные дела архиереев и другие ценные документы. По ним можно наглядно проследить трансформацию работы Совета - от первоначального стремления способствовать нормализации церковно-государственных отношений до попыток осуществить разгром Церкви. Удалось познакомиться с материалами описей 1, 2, 6 и 7 [7].

Работа в ГАРФе потребовала определить методику поиска и отбора документов. С учётом невозможности изучения всех массивов существующих материалов был применён комплексный метод, включающий целенаправленное и выборочное обследование архивного фонда.

При написании работы изучено 35 архивных дел за 1943 - 1953 г.г. и 27 дел за 1954 - 1963 г.г. [8] Можно выделить 2 типа документов по происхождению - вышедших из Совета по делам РПЦ (инструктивные письма, отзывы на отчёты, докладные записки инспекторов и членов Совета, протоколы заседаний Совета) и из-под пера калининского уполномоченного (ежеквартальные, с 1954 г. - полугодовые отчёты о деятельности РПЦ на территории Калининской области, письма В. Хевронова в Совет). Достоверность сведений, представленных во второй группе документов, приходится перепроверять [9]. Информационные отчёты хотя и являлись официальными и секретными документами, но написаны не всегда в соответствующем этому виду документов стиле, тенденциозно и экспрессивно, не без преувеличений [10]. Любопытно отметить: первые отчёты (за 1944 - 1946 г.г.), когда в стране ощущалась нехватка всего, отпечатаны на машинке так, что не оставлено практически ни одного свободного места на бумаге, без интервалов, с двух сторон листа.

Автор осознаёт, что этот труд только начинает серию исторических монографий, ещё многие стороны жизни Калининской епархии остались неизвестными и нераскрытыми. Представляемое исследование, конечно же, не претендует на исчерпывающее освещение событий (это вряд ли вообще возможно). Сделана попытка систематизировать и интерпретировать выявленные документальные источники. Работа в этом направлении должна продолжиться и пополниться новыми исследованиями для выяснения правдивой картины, отображающей гонения, воздвигнутые на Церковь и верующих в период коммунистического диктата.

Ценность работы видится в том, что главным её источником являются архивные документы, впервые вводимые в научный оборот. В связи с этим автор считает целесообразным цитировать их в возможно полном объёме. Это позволяет более точно представить отдельные стороны жизни Калининской епархии.

1. Открытие церквей в Калининской епархии: 1944 - 1948 г.г.

Православная церковь в Калининской епархии к началу Великой Отечественной войны представляла собой досадное зрелище. Известная Тверская епархия пережила закрытие большей части церквей и всех монастырей: Бежецкого Введенского, Оршина Вознесенского, Успенского Старицкого, Казанского Вышневолоцкого, Николаевского Клобукова, Троицкого Селижаровского, знаменитой Нило-Столобенской Пустыни и др. В последний день 1937 года мученическую кончину принял архиепископ Фаддей (Успенский), архипастырь чистой жизни и безукоризненной среди верующих репутации.

В Тверской епархии по данным на 1915 год существовало 1204 церкви (из них: 15 соборных; 903 приходских; 70 монастырских; 10 домовых; 110 приписных; 70 кладбищенских; 5 единоверческих приходских); 381 церковно-приходская школа, 333 школ грамоты, 572 церковных библиотеки [11]. По состоянию же на 1 февраля 1944 года действовало 62 церкви.

В 1930-х - 1940-х годах менялись административные границы Калининской области и епархии. В юрисдикцию калининского архиерея входила Великолукская область, а также часть Смоленской [12]. В связи с этим существовало и большее, нежели сейчас, число районов [13]. Благочиннических округов в епархии в 1947 году насчитывалось 14 (сегодня - 18). Названия районов, приводимые в работе, соответствуют административному делению того времени. Западные районы области оказались оккупированы немцами, в том числе и сам Калинин (захвачен в октябре 1941 года; освобождён 16 декабря 1941 года). На оккупированной территории Калининской епархии действовала Псковская духовная миссия. Одним из направлений её работы было возрождение богослужебной жизни в храмах. Характеризуя деятельность Миссии, М.Шкаровский указывает, что к началу 1943 года на территории Калининской епархии был 81 действующий храм [14].

В Тверской епархии значительным было движение иосифлян. Тот же историк упоминает о семитомном следственном деле, хранящимся в спецфонде УФСБ по Москве и Московской области. Оно посвящено расследованию деятельности организации "Истинное православие" в Подмосковье и Тверской епархии. По делу проходило 63 человека [15].

С начала 1944 года в Калининской области при Облисполкоме стал работать уполномоченный Совета по делам Русской Православной Церкви при СНК СССР (с марта 1946 года - при Совете Министров СССР) Василий Иванович Хевронов (на должности: 1944 - 1963 г.г.). Он тесно сотрудничал с уполномоченным Совета по делам культов (когда В. Хевронов отправлялся в длительные командировки по районам области, этот уполномоченный временно заменял его), с председателями Облисполкома, Обкома ВКП(б), управлением МГБ по Калининской области. Биографические сведения о В.И. Хевронове немногочисленны. Известно, что он происходил из деревни, сын бедных крестьян, слесарь по специальности, майор НКВД. В целом, его работа удовлетворяла руководство Совета, хотя он допускал немало ошибок (по ведению секретной документации, вмешивался во внутреннюю жизнь приходов, за что получал выговоры из Совета, и т.д.). В одном из отзывов на очередной его отчёт заместитель Г. Г. Карпова С. К. Белышев писал:

Совет считает, что успешная Ваша работа будет зависеть от выполнения главной задачи, вытекающей для нас из постановления ЦК КПСС от 10 ноября п.г. - поддерживать правильные взаимоотношения церкви и государства и удерживать духовенство на лояльных и патриотических позициях советскому государству.

Совет считает необходимым ещё раз напомнить Вам, что главным недостатком вашей деятельности как уполномоченного Совета является неумение установить правильные взаимоотношения с епископом с тем, чтобы использовать их в интересах государства и осуществлять необходимые мероприятия, касающиеся церкви и духовенства [16].

Годы Великой Отечественной войны вызвали подъём патриотических и религиозных чувств, верующие потянулись в храмы. В Облисполком к уполномоченному стали часто обращаться посетители и поступать заявления об открытии церквей. Всего с 1944 по 1948 год в Калининской епархии с санкции Совета по делам РПЦ их было открыто 40. Начиная с 1949 года (включительно), ходатайство об открытии церквей перестали удовлетворяться. В первое же время работы В. Хевронову стало поступать множество заявлений, например, за январь - март 1944 года - 96 ходатайств, из которых 14 было направлено в Совет с заключением Облисполкома об удовлетворении, 33 заявления оказались отклонены и остальные находились в проверке и изучении [17]. Из отчётов видно, насколько осторожно и сдержанно подходили власти к вопросу об открытии церквей. В ноябре 1943 года на одной из бесед с Г. Карповым В. Молотов указывал: "Пока не давать никаких разрешений на открытие церквей. В последующем по вопросу открытия входить за санкцией в правительство и только после этого спускать указания в Облисполкомы. Открыть церкви в некоторых местах придётся, но нужно будет сдерживать решение этого вопроса" [18].

Процедура открытия была такова. Заявление, иногда заверенное печатью сельсовета и подписью его председателя, поступало уполномоченному. Работниками местных органов власти: районных исполнительных комитетов, сельсоветов, тщательно проверялись подписи под заявлениями, их подлинность, особое внимание уделялось мотивам подачи ходатайства, выясняемым из бесед с верующими, возрасту подписавшихся и обязательному их проживанию именно на территории того сельсовета (реже - района), откуда оно поступало. Иногда для бесед с верующими и проверке заявления на месте выезжал сам В. Хевронов. Уполномоченный мог отклонить ходатайство по многим причинам: подделка подписей, их малочисленность, подписи несовершеннолетних, внесение в список имён лиц умерших, выбывших с территории сельсовета (района), проживающих в другом сельсовете (районе), корыстные, как ему казалось, цели подписавшихся. Он часто отмечал, что инициаторами ходатайств становятся лица, желающие устроиться старостой, казначеем или сторожем церкви, получать хорошую зарплату за относительно лёгкий труд:

По-прежнему большим соблазняющим фактом к активному ходатайству об открытии церкви является желание работать в церковных советах или кем-нибудь при церкви.

Церковь выплачивает слишком высокую зарплату работающим в ней лицам и является такой организацией, где почти нет никакой трудовой дисциплины и кроме зарплаты все работающие в ней имеют широкую возможность совершенно безнаказанно путём различных жульнических махинаций улучшать свою материальную сторону.

В городе Бологое сторож церкви получает 500 рублей в месяц, в то время как сторожа вне церковных организациях получают зарплату не выше 200 рублей. Староста этой церкви получает 800 рублей в месяц. Священник церкви гор. Калязина официально по ведомости получает зарплату 4000 руб. в месяц, а дьякон 2000 рублей. Шофёр епископа получает 1000 руб. Сторож Успенской церкви гор. Калинина 500 руб. в месяц и т.д. [19]

У финансовых районных, областных органов, а также уполномоченного постоянными были подозрения, что церковнослужители и исполнительные органы скрывают реальные доходы, пособия и вознаграждения.

Д. В. Поспеловский среди причин удовлетворения ходатайств называет наличие организованной, фактически действующей общины и её крупные пожертвования в различные фонды, настойчивость ходатайств в течение нескольких лет и многочисленность подписей под ними, незаконное, без соответствующего документального оформления закрытие храма в 1930-е годы [20].

Осложняющими вынесение положительного заключения обстоятельствами были: наличие по соседству действующих церквей, аварийное состояние церковного здания, требующего ремонта и больших финансовых затрат. В апреле 1946 года вопрос об открытии 11 церквей перед уполномоченным поставил епископ Арсений: в селе Берёзовый Рядок Бологовского района, с. Горницы Есеновического района, с. Толмачи Новокарельского района, гор. Конакове. В просьбе ему было отказано: церковные здания требовали большого ремонта, в них не сохранилась утварь. В первые послевоенные годы из-за недостатка строительных материалов, особенно стекла, кровельного железа и олифы, ремонты в церквях были затруднительны.

С ходатайством знакомился архиерей. Чаще всего это случалось на приёме у уполномоченного, реже - когда письмо от верующих приходило прямо в епархиальное управление. В начале 1950-х годов случалось, что глава епархии отклонял ходатайства вперёд уполномоченного и Облисполкома [21].

Проверенное аппаратом уполномоченного заявление вносилось для обсуждения на заседание Облисполкома, где так же могло быть утверждено или отклонено. Лишь незначительное число ходатайств направлялось Облисполкомом в центр, в Совет, где судьба храма решалась на заседаниях. Случаи, когда Советом, а далее, СНК СССР (с 1946 года - Советом Министров СССР), представления Облисполкомов об открытии церквей не утверждались - единичны:

Заседание Совета. Протокол №10. 21 августа 1946 года. Состав Совета: Председатель Совета: Карпов Г.Г. Заместитель Председателя Совета: Белышев С.К. Члены Совета: Иванов И.И., Уткин Г.Т. Приглашённые: Помощник Председателя Совета: Блинов Н.И., юристконсультант Совета: Покровский В.И., инспектор: Пашкин А.М.

Слушали: Заключение Калининского Облисполкома от 27.07.1946 №131-3/3638 по ходатайству верующих города Кимры Калининской области об открытии Преображенской церкви в городе Кимры, поданному в Калининский Облисполком в июле-месяце 1946 года.

Докладывает член Совета т. Иванов.

Постановили: Удовлетворить ходатайство верующих об открытии Преображенской церкви в городе Кимры Калининской области. Решение Совета представить на одобрение Совета Министров СССР.

Слушали: Заключение Калининского Облисполкома от 27.07.1946 №127-3/3638 по ходатайству верующих города Осташков Калининской области об открытии Знаменской церкви в городе Осташков, поданному в Калининский Облисполком в июне-месяце 1946 года.

Докладывает член Совета т. Иванов.

Постановили: Удовлетворить ходатайство верующих об открытии Знаменской церкви в городе Осташков Калининской области. Решение Совета представить на одобрение Совета Министров СССР.

Слушали: Заключение Калининского Облисполкома от 27.07.1946 №132-3/3638 по ходатайству группы верующих села Костовская Троица Брусовского района Калининской области об открытии церкви в селе Костовская Троица, поданному в Калининский Облисполком в мае-месяце 1946 года.

Докладывает член Совета т. Иванов.

Постановили: С рассмотрения снять для дополнительной проверки заявления верующих [22].

Такая многоступенчатая и жёсткая процедура преследовала цель снизить количество подаваемых ходатайств на местах, взять процесс открытия церквей под строгий контроль. Дело в том, что, как и в соседних областях, в Калининской храмы в 1941 - 1943-е, а иногда и в последующие годы зачастую открывались самими верующими без какой бы то ни было санкции от властей. В соседней Ярославской епархии, по неполным данным, в феврале 1944 года самовольно действовало более 90 церквей [23].

Учитывая разбросанность документов по архивам, а иногда их частичную сохранность, трудно перепроверить цифры в сводках В. Хевронова. По меньшей мере 33 храма канонической патриаршей Церкви были открыты в 1941 - 1943 годы: Вознесенская г. Кашин (дата открытия - 1 января 1942 г.); Архангела Михаила с. Фёдово Вышневолоцкого района (1 апреля 1942 г.); с. Русско-Кошево Краснохолмского района (16 апреля 1943 г.); с. Давыдово Кашинского района (9 июня 1943 г.) и др.

До создания Совета церкви открывались с согласия районных исполнительных комитетов (РИКов), горисполкомов. 28 ноября 1943 года вышло постановление СНК СССР за №1325 о порядке открытия церквей, суть которого изложена выше. В конце 1943 года местные органы власти продолжали открывать церкви. В Овинищенский райисполком постановление СНК было отправлено спецсвязью 4 декабря 1943 года. Но с 8 по 30 декабря вопреки ему председатель исполкома Овинищенского райсовета открыл 5 церквей в сёлах Остолопово, Васки, Башарово, Мартыново, Титовское [24]. Похожая ситуация в том же месяце повторилась в Сонковском районе с церковью в селе Поводнево. 20 февраля 1944 года председатель Зубцовского горсовета передал верующим здание местной церкви для ремонта с последующей организацией богослужебной деятельности [25].

По содержанию большинство заявлений относились к таким, в которых верующие просьбы об открытии церкви обосновывали религиозными мотивами, связанными с тяжёлыми условиями жизни в годы войны, отсутствием поблизости действующих церквей, из-за чего много времени уходило на путь. Сельское население очень нуждалось в отпевании умерших и крещении детей, реже - в венчании, и эти обстоятельства также выдвигались на первый план при подаче заявлений. Женщины потребность в церкви объясняли потерей на фронте своих детей, мужей, не зная, где и как они похоронены, в связи с этим им негде было облегчить своё горе.

Особое недоверие у органов местной власти и уполномоченного вызывали члены двадцаток закрытых в 1930-е годы церквей: старосты, казначеи, сторожа и др.:

Они без разрешения органов советской власти избирают при недействующих церквях церковные двадцатки и советы, стремясь занять в них руководящие места. Они пишут заявления и выезжают в советские органы в качестве ходатаев, например, гр. Борин И.И. из села Болонино Овинищенского района организовал церковную двадцатку, сам вошёл в состав её в качестве председателя и без уполномочий верующих ходатайствует об открытии церкви, в то время как на расстоянии 5 километров от с. Болонино имеется действующая церковь, вполне удовлетворяет потребности верующих.

Бывшая сторожиха Петропавловской церкви дер. Петрики Кесовогорского района Капустина без уполномочия верующих настоятельно добивается открытия церкви, тогда как имеющаяся на расстоянии 9 километров от села Петрики действующая церковь вполне удовлетворяет потребности верующих.

Бывший член церковной двадцатки Коршунова А.Я. из деревни Шишелова Калязинского района так же без уполномочия верующих добивается открытия церкви, здание которой требует капитального ремонта.

Бывшая монашка Николаева из деревни Городок Козловского района и старик Соболев написали протокол якобы состоявшегося собрания верующих с ходатайством об открытии церкви. Николаева ходила с этим протоколом в дома граждан, в том числе и детям, предлагала подписывать его. Под протоколом произведены фамилии, владельцы которых об этом не знали и некоторые из них желания в открытии церкви не имеют.

Бывший казначей Пятницкой церкви Овинищенского района Юрина организовала около 30 человек жителей бывшего Пятницкого прихода, пришла с ними к председателю колхоза с требованием освободить от зерна здание церкви, а после отказа собрала ещё несколько человек из других деревень и провела с ними собрание, на котором было записано заявление об открытии церкви. В заявлении указала, что на собрании присутствовало около 400 человек. Здание Пятницкой церкви требует большого ремонта и к организации в нём молитвенных собраний непригодно, к тому же в районе имеется 8 действующих церквей, расстояние до ближайшей из них от Пятницкой 13 километров.

По всем указанным и другим подобным случаям просьбы ходатаев отклонены [26].

Иногда уполномоченному приходили эмоциональные письма наподобие того, какое поступило в первом квартале 1947 года из села Стоянцы Горицкого района:

Товарищ. Обратите внимание, что у Вас в городе церковь есть, в Москве тоже, а у нас почему-то не открываете, где же люди могут себя успокоить в беде, скорбях, печали, уныниях, в голоде, холоде, люди стали самолюбивы, противны, злы, горделивы, но не боголюбивы, лукавы, хитры и обманчивы… почему нет в душе Бога, совести нет и Бога нет. Прошу Вас: верните людей к тому началу, от которого ушли, разве может православный люд жить без храма Божьего, один блуд на земле, без храма мы терпим все невзгоды, до тех пор и не будет нам жизни, пока евангелие христа не пройдет по всей земле. Нас в храме крестили - мы и должны в нём помереть" [27].

Получая отказ за отказом, верующие были готовы на противозаконные действия - самовольный захват церкви и их заявления были смелыми:

Представитель верующих церкви села Никольское-Тучево Рамешковского района Пономарёв, получив отказ об открытии церкви, заявил, что будем жаловаться в суд, а уже если и суд откажет, то откроем сами и будем молиться, пусть всех осудят [28].

В связи с массой отказов повседневным явлением стали богослужения, совершаемые без священника, монашествующими или мирянами в часовнях и частных домах:

В дер. Будёновка Максатихинского района церковная служба проводится в доме Царьковой Е.М. Службу ведёт сама Царькова как бывшая монахиня. В религиозные праздники дом Царьковой посещают 20-25 человек.

В дер. Ляды Бежецкого района группа верующих самовольно открыли часовню и провели в ней церковную службу без священника.

Бывший священник Михайловский Л.В. в течение почти всего 1948 года крестил детей в деревнях Лихославльского района, проводил службы в домах посёлка ст. Крючково, а также служил панихиды на городском кладбище.

Исполком Лихославльского горсовета дальнейшую службу Михайловскому запретил.

В Есеновическом районе систематически проводятся церковные службы в закрытых часовнях в деревнях Стойково, Дуброво, Маньково, Литвиново, Кузнечиха, Жальцы, Новины, а также панихиды на кладбище в селе Есеновичи. Указанные службы и панихиды проводят бывший псаломщик Семиков М.В. и крестьяне Сташков А.И. и Макаров Ф.Ф.

На службы в часовнях собирается по 10-30 человек, а на кладбище до 150 человек.

В Луковниковском районе в домах верующих совершает отдельные требы бывший монах Васильев В.В., проживающий в деревне Байгарово.

В деревне Илейкино того же района, систематически, без духовенства проводится церковная служба в доме гр. Беляевой А.Н. Присутствует на службах до 30 человек, а в престольный праздник "Ахтырская" в эту деревню собирается верующих до 800 человек [29].

Ходатайства из одного и того же места могли быть многократными. Чаще всего так и происходило. За второй квартал 1946 года поступило 43 заявления о пересмотре ранее принятых Облисполкомом решений, отклонённых просьб верующих. Ни одно повторное заявление не было удовлетворено. В 1946 году отмечалась наибольшая активность ходатайств по сравнению с предыдущими и последующими годами. Наиболее настоятельные просьбы в 1945 - 1946 годы поступали от верующих гор. Осташкова, Вышнего Волочка, Кимр, из районов: Бежецкого, Овинищенского, Кировского, Калязинского, Новокарельского, Рамешковского, Новоторжского, несмотря на то, что в них имелось несколько действующих церквей. Ко многим заявлениям прилагались списки с сотнями подписей. За 1944 - 1946 г.г. большие всего заявлений было подано из с. Стоянцы Горицкого района (10 заявлений, наибольшее число подписей - 20), с. Петрики Кесовогорского района (24; 194), с. Негодяево Конаковского района (14; 37), с. Никола - Бор Новоторжского района (18; 23), с. Восново Теблешского района (17; 119). Рекордсменами по числу подписавшихся были сёла Остолопово Осташковского района (15; 860) и Мицино Краснохолмского района (12; 423).

С апреля по июнь 1946 года В. Хевронов принял 195 верующих, некоторые приходили в город пешком за десятки километров, некоторые в резких формах настаивали удовлетворить их ходатайства. Они ссылались на поддержку со стороны сельсоветов, районных организаций, предварительно перед встречей с уполномоченным писали в Совет по делам РПЦ, Совет Министров, епархиальное управление и Патриархию. В беседе с В. Хевроновым приводили текст из Конституции о свободе вероисповедания, выражали возмущение отказом уполномоченного, обвиняли его и областные власти в бюрократизме. Особенно резко высказывались недовольства по отказам в открытии тех церквей, которые не закрывались решением органов советской власти, прекратили свою деятельность иным способом, сохранили церковный вид и даже имущество в целости [30]. По состоянию на июнь 1946 года в Калининской епархии было 97 таких церквей [31].

Посетители В. Хевронова - лица пожилого возраста. Из 195 человек только трое было младше 50 лет.

Верующие предпринимали различные усилия, чтобы попасть на приём к уполномоченному и добиться положительного решения. 10 июня 1949 года рано утром к квартире В.И. Хевронова пришли двое пожилых людей из села Уральское Лихославльского района с корзиночкой яиц. Открывшей двери жене уполномоченного они сказали, что приехали к Василию Ивановичу поговорить по вопросу открытия церкви. Жена объяснила, что по этому поводу им надо обратиться в Облисполком, где он принимает посетителей с 10 часов утра.

В тот же день состоялась встреча в Облисполкоме. В. Хевронов им разъяснил, что вопрос об открытии церкви в селе Уральское рассматривался и был отклонён, а пересмотра решения не будет. Как ещё выяснилось, адрес квартиры уполномоченного верующие узнали из милиции и соседей по дому.

В мае 1946 года Облисполком рассмотрел 3 заявления верующих об открытии церкви в селе Черёмуха Осташковского района и отказал по причине необходимого большого ремонта здания, провести который в условиях района не представлялось возможным. После этого верующие вплоть до 1950 года неоднократно обращались с повторными заявлениями, получая отказы. В итоге они заняли храм самостоятельно, перестали писать ходатайства, а также обращаться к епархиальным властям, чтобы им прислали священника. До 1953 года без духовенства они собирались на молитву, иногда числом до 100 человек. В 1953 году "сборища" стали устраиваться чаще: в праздничные и почти во все воскресные дни. Это стало известно местным властям, которые предупреждали верующих о недопустимости молитвенных собраний без официального разрешения, заколачивали церковные двери досками, устанавливали свои замки, но безрезультатно. В 1953 году двери перестали закрываться, в храме не только поддерживался порядок, но и проводился мелкий ремонт. В алтаре, на стенах висело много икон, содержащихся в чистоте и расположенных согласно церковном чину. Председатель местного райисполкома Пугачёв обратился к уполномоченному с просьбой предоставить содействие по прекращению молитвенных собраний и наказать их инициаторов.

Село Черёмуха располагалось в отдалении от населённых пунктов среди лесной глуши. В. Хевронов называл эту религиозную общину сектой, не желающей принять священника и получить регистрацию, чтобы избежать контроля гражданских и епархиальных властей. Административные и силовые меры, предложенные председателем райисполкома, уполномоченный не поддержал и выразил необходимость усилить воспитательную работу в с. Черёмуха. Отрицательно оба выразились и об открытии церкви: к участившимся собраниям, по мнению руководителей, была равнодушна молодёжь, население переезжало в другие места в связи с укрупнением колхозов, а пожилое естественным образом убывало.

Подателей ходатайств об открытии церквей активизировали случаи передачи церковных зданий для культурно-хозяйственных целей. Совет по делам РПЦ в первые послевоенные годы запрещал переоборудование церквей - открывать их для служб в одних местах, а в других устраивать в них заводы, школы, машинные мастерские и т.д. К рубежу 1940 - 1950-х годов положение изменилось.

В октябре 1949 года Совет удовлетворил ходатайство Бежецкого райсовета о переоборудовании храма в с. Новые Градницы для культурных и хозяйственных целей местного колхоза имени С. Кирова. В алтаре церкви была устроена силосная башня, разобран пол, заделаны кирпичом окна. Летнюю часть церкви приспособили под хранение гнилого силоса, хотя для этого можно было построить открытую силосную яму. В зимней части расположили картофелехранилище. Колокольня не была снесена до конца, во время неумелой разборки она треснула пополам, часть рухнула. Возмущённые сельчане писали жалобы В. Хевронову, который встал на их сторону:

Само здание настолько обезображено, что вполне естественно не может не вызвать справедливого нарекания не только верующих, но и просто лиц, по-хозяйски смотрящих на отношение к использованию здания [32].

Ситуация с варварским отношением к церковному зданию повторилась в селе Любодицы того же района в 1951 году. Реакция населения о целесообразности разборки здания не была одинаковой:

Воинская часть без всякого надзора со стороны райисполкома снесла часть колокольни. В ходе сноса работавшие красноармейцы выпиливали деревянные части крыши здания, не подлежащего сносу, срывали листы кровельного железа, продавали всё это или отдавали хозяйкам, где жили на квартире, в результате здание полуразрушили. После протеста на такие действия воинская часть вообще прекратила разборку здания, оставив его в таком состоянии, что отдельные его части грозят обвалом [33].

В 1950 году Кашинский райисполком возбудил ходатайство о переоборудовании церкви в с. Клюкино под мастерские Райтопа. Облисполком на основании технической комиссии предложил церковь снести. Вместо этого руководство Райтопа, проведя ремонт, организовало в ней производство тарной дощечки, установив лесопилку. На официальный же запрос Облисполкома о выполнении указаний по сносу здания председатель районного исполнительного комитета ответил, что церковь переоборудована под клуб. Впоследствии в кабинете уполномоченного он приносил извинения, говоря, что не было выхода, районным властям пришлось нарушить постановление Облисполкома и говорить неправду [34].

В октябре 1952 года исполком Луковниковского райсовета возбудил перед Облисполкомом ходатайство о передаче церкви в селе Страшевичи для клуба МТС. Облисполком поддержал ходатайство, но Совет по делам РПЦ его отклонил. Облисполком подал жалобу в Совет Министров СССР, но там её рассмотрели и приняли постановление: ходатайство Облисполкома отклонить. Областные и районные власти пренебрегли постановлениями и сделали по-своему, что было в те годы рискованно. Когда исполком райсовета и руководство МТС узнали об отказе, немедленно заняли церковное здание, но не под клуб, а под мастерские, что вызвало недовольства населения и ходатайства об открытии как попытки защитить храм. В нём было быстро размещено ремонтное оборудование, пробита стена для въезда техники, причём тракторы разворачивались и ездили прямо по могильным холмикам и памятникам. Под давлением Совета и уполномоченного руководство МТС обязывалось освободить церковь, уже прокопчённую выхлопными трубами, замасленную и изуродованную переоборудованием.

Духовенство иногда священнодействовало вне храмов, например, в частных домах, совершало исповедь, причащение больного, соборование, крещение. Для этого требовалось согласие всех проживающих в доме, в том помещении, где намечалось священнодействие. Не разрешались крестные ходы вне храмовой ограды, хотя и они имели место в сельской местности. Особый случай - хождения "со славой", для которого требовалась специальная санкция районных и областных властей. В.И. Хевронов стремился к тому, чтобы епископ Арсений запретил духовенству посещать дома верующих. Архиерей во избежание конфликтных ситуаций лишь предписывал брать одну икону, при переходе из дома в дом завёртывать в полотно, духовенству - разоблачаться и снова одевать облачение в другом доме. Поскольку в праздники священник обходил много домов, то предписание на деле оказалось неудобным и не выполнялось. Уполномоченный неоднократно предлагал Совету изменить регистрационную справку, предоставить духовенству право ходить в дома только для исповеди и причастия больных, так как все остальные требы верующие могли бы "отправить" в церкви и на кладбище. Совет предложения не поддержал, а поскольку В. Хевронов продолжал настаивать, между ним и главными работниками Совета произошёл неприятный спор. Из Совета ему приходили письма, в которых чётко усматривается раздражённость членов Совета и обвинения в неправильном понимании и ошибках в работе уполномоченного. В 6 - 9 июля 1949 года с рабочей командировкой в Калинине побывал член Совета Г.Т. Уткин. Он разъяснил уполномоченному, что этот вопрос касается одной из основных церковных традиций, кровно затрагивает материальные интересы духовенства и что поспешность в этом вопросе может принести вред (то есть вызвать массу жалоб и протестов верующих в Совет). Сейчас пока это делать несвоевременно, а в дальнейшем он может быть решён в зависимости от обстановки [35].

Батаровский сельсовет Овинищенского района для борьбы с пропуском работ и хождением "со славой" установил время совершения треб на дому у верующих с 21:00 до 3 часов ночи. Узнав об этом, Г. Карпов обязал уполномоченного добиться отмены этого постановления [36].

Духовенство, по мнению В. Хевронова, зашло в своих действиях далеко: в целях активизации и расширения церковной деятельности, пользуясь ослаблением внимания сельсоветов, "захватывало" часовни, расположенные в окрестных деревнях приходов, проводило в них молебны. По сведениям В.Хевронова, к середине 1952 года было "захвачено" 10 часовен духовенством 5 действующих церквей [37].

В первые послевоенные годы увеличилось число не только ходатайств по открытию церквей, но и количество верующих в действующих. В гор. Вышнем Волочке действовала небольшая деревянная кладбищенская церковь, настолько переполнявшаяся верующими, что некоторые из них на службах теряли сознание. Большое количество молящихся было вынуждено находиться на улице. Верующие настоятельно просили передать им здание собора, используемого под склад зерна. Вышневолоцкий горисполком хорошо знал обстановку, несмотря на просьбы верующих не только не поддержал их, но в 1946 году постановил разобрать крыльцо собора, церковные решётки использовать на благоустройство города. Это вызвало всеобщее недовольство. В течение 1945 - 1946 годов поступали ходатайства об открытии церкви в селе Рамешки. Руководители же районных организаций параллельно с ходатайством верующих ставили вопросы о переоборудовании здания под кинотеатр.

В кафедральном соборе г. Калинина так же было многолюдно. В воскресные дни, двунадесятые праздники служилось по две литургии. В течение года службы проходили ежедневно. В связи с наплывом народа решено было ввести общую исповедь, которую уполномоченный наблюдал лично и с интересом писал о ней в отчёте:

В текущий пост во всех церквях городов проводится по две службы: утром и вечером. Количество посещающих церкви определяется размером здания, то есть по 300, 500, 1000 и больше человек.

От большого количества лиц, желающих исповедоваться, в соборе города Калинина введена практика исповедовать не поодиночке, как это установлено в традиции церкви, а группами, то есть всех сразу, кто явился на исповедь [38].

Напряжённая ситуация возникла в селе Родня Старицкого района. В августе 1946 года Совет по делам РПЦ вынес положительно решение об открытии церкви. Прошло полгода: ни здание, ни богослужебное имущество верующим передано не было. В церкви продолжало храниться зерно. Неоднократные указания Облисполкома о немедленном освобождении здания и передачи его верующим не выполнялись. Лишь после того, как председатель райисполкома весной 1947 года об ответственности за невыполнение решения был предупреждён в последний раз, власти отступили.

21 декабря 1950 года на приёме у В. Хевронова побывал архиепископ Алексий и поставил вопрос об обмене кафедрального собора на храм большего размера, мотивировав это тем, что собор мал по своим размерам, в ходе архиерейских служб бывает очень душно и в связи с плохим здоровьем ему трудно служить. Архипастырь сказал уполномоченному, что службы в такой обстановке - издевательство над верующими, некоторые из них от духоты и жара подали в обморок. На ответ В. Хевронова, что обмен храмами произвести вряд ли удастся, поскольку остальные церкви Калинина заняты "под важные государственные цели", архиепископ Алексий эмоционально заявил:

"Комитет архитектуры не разрешает в зимнее время пользовать помещение летней части собора, завтра я открою все двери и буду служить в обеих частях собора! Пусть тогда комитет архитектуры закрывает собор! Это будет лучше по сравнению с тем, что мы калечим людей в такой тесноте, лучше не надо никакого храма, чем такой, которым нельзя пользоваться" [39].

На 1 февраля 1944 года в Калининской епархии действовали 62 церкви, причём 7 из них принадлежали обновленцам: Успенская церковь в Калинине, Трёх Святителей с. Дулово, Успения Богородицы с. Фёдоровское (обе - Конаковского района), церкви сёл Удомельского района - Перхово, Млево, Старое Карельское и города Торопец. Они, как видно из сводной таблицы, приводимой уполномоченным за первый квартал 1944 года (в самом первом отчёте в Совет), возобновили свою деятельность с 1941 по 1943 год [40].

Последняя активизация обновленчества была связана с тем, что в конце мая 1941 года Калинин посетил "митрополит" Александр (Введенский), проведя ревизию церковной жизни. В январе 1940 года Калининскую кафедру покинул последний обновленческий епископ Сергий (Киреев), его приходы остались без архипастырского окормления. В 1943 году стало очевидно, что обновленчество уже сыграло свою положительную роль и власти отказывались рассматривать его как независимое религиозное течение. Оставалось неясным юридическое положение обновленчества. А. Введенский поставил вопрос о передаче обновленческой церкви в ведение Совета по делам религиозных культов, что фактически бы узаконило её существование как полностью независимой организации. Но ему отказали, возглавляемые им иерархи и приходы остались в ведении Совета по делам РПЦ [41]. Обновленчество потерпело крах, обновленческие приходы Калининской епархии перешли в юрисдикцию Патриаршей Церкви.

Статистические сведения разных лет о числе церквей, содержащиеся в документах уполномоченного, противоречивы. В сводной таблице указано, что постоянно действующими церквями были 7. Из них: Ильи Пророка с. Старица Старицкого района, Спасская кладбищенская в г. Бежецке, Иоанна Богослова с. Свердлово Завидовского района, Успенская с. Завидово, Ильи Пророка с. Ильинское Лихославльского района. О дате начала богослужений уполномоченному из сельсоветов не всегда поступали точные сведения. В конце 1940-х годов В. Хевронов приглашался на заседания Совета в Москву, где выступал с докладами о деятельности РПЦ и о характере религиозной жизни в Калининской области, а также участвовал в кустовых заседаниях уполномоченных, проходивших в Ленинграде. В докладах звучат другие цифры. Например, число не закрывавшихся храмов увеличено до 58! [42]

К 1951 году число ходатайств об открытии снизилось: 1946 г. - 310 заявлений, 1947 г. - 312; 1950 г. - 62, 1951 - 17 [43]. Сокращение числа ходатайств в 1948 - 1952 г.г. объясняется некоторым снижением религиозности после окончания войны, свёртыванием деятельности по открытию церквей, негативным отношением властей к коллективным заявлениям верующих в конце 1940-х - начале 1950-х годов. Примечательно, что в СССР Калининская область по числу ходатайств - 1467 - заняла третье место после Рязанской (2490) и Московской (1819).

В 1947 году Г. Карпов просил правительство изменить порядок открытия церквей, так как местные органы власти всячески тормозили этот процесс. Он считал, что им надо оставить лишь право высказывать своё мнение, а окончательное решение вопроса предоставить Совету по делам РПЦ. Его предложение было отвергнуто. Количество открытых церквей не удовлетворяло спроса верующих. Региональные власти действовали строже, в открытии церквей допускали нарушения, политика центральных государственных органов у них не находила поддержки. Всё же верующим Калининской области удалось отстоять свои права и добиться открытия нескольких десятков приходов.

Примечания
[1] Баскаков Вячеслав, свящ. Калининская епархия в 1945 г.: приходы, духовенство, верующие // Государство, общество, Церковь в истории России ХХ века: Материалы VII Международной научной конференции. Иваново, 13 - 14 февраля 2008 г. - Иваново, Ивановский государственный университет, 2008. С.34 - 41.  [назад]

[2] Тверская епархия: Храмы, монастыри, подворья: Справочник по состоянию на 1 сентября 2002 года. - Тверь, Изд-во А.Ушаков и К, 2002. - 95 с.: ил.  [назад]

[3] www.tver.eparhia.ru/history/svyat/anna/  [назад]

[4] В связи с таким недоумением документы относительно передачи мощей в соответствующей главе цитируются в максимально возможном объёме и без сокращений. В Приложении (см. стр. 82 - 87) дело о передаче мощей святой Анны Кашинской приводится полностью.  [назад]

[5] Семененко-Басин И. В. Возвращение мощей святых Русской Православной Церкви в 1940-х годах // Страницы: Богословие. Культура. Образование. Т.9. Вып.1. - М., 2004. С.74 - 88. И.В. Семененко-Басин - молодой историк (род. в 1966), преподаватель Московского Государственного Гуманитарного Института (МГГУ), кандидат исторических наук. Цитируемая работа - одно из первых отечественных подробных исследований, посвящённое передаче мощей РПЦ в послевоенные годы. Когда Илья Викторович пишет о дате передаче мощей св. Анны Кашинской, называет и январь 1948 года со ссылкой на монографию Шкаровского М.В. Русская Православная Церковь при Сталине и Хрущёве. - М., 1999. С.335.  [назад]

[6] При переезде епархиального управления в конце 1980-х годов в другое здание часть архива (личные дела священнослужителей) была безвозвратно утрачена. В связи с этим имена некоторых священнослужителей выяснить не удалось, поэтому в работе они называются по фамилиям.  [назад]

[7] Материалы описи 7 выдаются по специальному разрешению руководящих работников Архива; 1, 2, 6 - описи общего доступа.  [назад]

[8] Именно: за весь период работы В.И. Хевронова на должности уполномоченного Совета по делам РПЦ по Калининской области.  [назад]

[9] Это касается, например, места расположения, названия или даты закрытия церквей - фондом ГАРФа Р-5263 Комиссия по делам культов при Приезидиуме ЦИК СССР. Использовались сведения указанных (см. следующий лист) выше интернет-источников, в том числе официального сайта Тверской епархии. В Приложении приводится таблица действующих церквей по состоянию на 1 апреля 1944 года (стр. 80 - 82). Церкви под номерами 5 - 8, 18 - 20, 33, 37, 39, 40 - 49, 56, конечно, названы так уполномоченным по месту расположения. Встречаются неточности в дате постройки или открытия церкви (приводится, где возможно, комментарий).  [назад]

[10] Особенно это заметно при цитировании материалов калининского уполномоченного в главе "Характеристика духовенства в отчётах".  [назад]

[11] www.tver.eparhia.ru/history/cerkv/  [назад]

[12] Названия епархии: Калининская и Кашинская (1928 - 1943 г.г., 1950 - 1990 г.г.); Калининская и Смоленская (1943 - 1944 г.г.); Калининская и Великолукская (1944 - 1950 г.г.). Архиереи: епископ Василий (Ратмиров) - 1943; епископ Рафаил (Березин) - 29.10.1944 - 15.05.1945; епископ Арсений (Крылов) - 26.08.1945 - 17.03.1950; архиепископ Алексий (Сергеев) - 17.03.1950 - 29.07.1954.  [назад]

[13] В. Хевронов в начале 1944 года предоставляет в Совет сведения об имеющихся действующих и недействующих церквях по 56 районам, не включая те, которые были недавно освобождены от немцев. ГАРФ. Ф.6991. Оп.2. Д.13. Доклад о состоянии, положении и деятельности Русской Православной Церкви по Калининской области на 1 апреля 1944 года. По современному административному делению Тверская область состоит из 36 районов.  [назад]

[14] Шкаровский М. В. Русская Православная Церковь при Сталине и Хрущёве. - М.: Крутицкое подворье, 2005. С.153 - 154. Данные о количестве церквей историк берёт из ЦГА СПб: Ф.9324. Оп.1. Д.14. Л.27; Д.10. Л.26.  [назад]

[15] Шкаровский М. В. Русская Православная Церковь при Сталине и Хрущёве. - М.: Крутицкое подворье, 2005. С.65.  [назад]

[16] ГАРФ. Ф.6991. Оп.1. Д.1244. Отзыв на информационный отчёт по Калининской области за 2-е полугодие 1954 года. Цитируется с небольшими сокращениями.  [назад]

[17] ГАРФ. Ф.6991. Оп.2. Д.13. Л.96. Информационный отчёт о состоянии, положении и деятельности Русской Православной Церкви по Калининской области на 1 апреля 1944 года.  [назад]

[18] Шкаровский М. В. Русская Православная Церковь при Сталине и Хрущёве. - М.: Крутицкое подворье, 2005. С. 207.  [назад]

[19] ГАРФ. Ф.6991. Оп.1. Д.485. Л.л.27 - 28. Информационный отчёт о состоянии, положении и деятельности Русской Православной Церкви по Калининской области за 2 квартал 1949 года. Впоследствии частые ходатайства с одного места, подписанные значительным количеством верующих, стали гарантией того, что церковь не будет открыта. См.: Ф.6991. Оп.1. Д.175. Л.4. Отчёт за 1 квартал 1947 года.  [назад]

[20] Поспеловский Д. В. Русская Православная Церковь в ХХ веке. - М.: Республика, 1995. С.274 - 275. Исследователь имеет в виду фонды, связанные с Великой Отечественной войной (Фонд помощи детям-сиротам, Фонд обороны и др.). О патриотической деятельности церквей В. Хевронов пишет мало.  [назад]

[21] Об этом будет говориться в главе "Борьба верующих за действующие храмы в 1949 - 1953 г.г."  [назад]

[22] ГАРФ. Ф.6991. Оп.2. Д.45. Протоколы заседаний Совета по делам РПЦ за 1946 год (подлинники). В фондах ГАРФа имеется объёмное дело с выписками из протоколов заседаний Совета об открытии церквей: Ф.6991. Оп.2. Д.23.  [назад]

[23] Шкаровский М. В. Русская Православная Церковь при Сталине и Хрущёве. - М.: Крутицкое подворье, 2005. С. 207.  [назад]

[24] ГАРФ. Ф.6991. Оп.2. Д.13. Л.99. Докладная записка уполномоченного заместителю председателя Совета по делам РПЦ К.А. Зайцеву.  [назад]

[25] ГАРФ. Ф.6991. Оп.2. Д.13. Л.96, об. Информационный отчёт о состоянии, положении и деятельности Русской Православной Церкви по Калининской области на 1 апреля 1944 года.  [назад]

[26] ГАРФ. Ф.6991. Оп.2. Д.13. Л.л.96-96 об. Информационный отчёт о состоянии, положении и деятельности Русской Православной Церкви по Калининской области на 1 апреля 1944 года.  [назад]

[27] ГАРФ. Ф.6991. Оп.1. Д.181. Л.12. Информационный отчёт о состоянии, положении и деятельности Русской Православной Церкви по Калининской области за 1 квартал 1947 года. Сохранена орфография источника.  [назад]

[28] ГАРФ. Ф.6991. Оп.1. Д.181. Л.29. Информационный отчёт о состоянии, положении и деятельности Русской Православной Церкви по Калининской области за 2 квартал 1947 года.  [назад]

[29] ГАРФ. Ф.6991. Оп.1. Д.485. Л.4. Информационный отчёт о состоянии, положении и деятельности Русской Православной Церкви по Калининской области за 1 квартал 1949 года.  [назад]

[30] Например, священник скончался или был переведён в другой приход, новый не назначен  [назад]

[31] ГАРФ. Ф.6991. Оп.1. Д.89. Л.251. Информационный отчёт о состоянии, положении и деятельности Русской Православной Церкви по Калининской области за 2 квартал 1946 года.  [назад]

[32] ГАРФ. Ф.6991. Оп.1. Д.895. Л.38. Информационный отчёт о состоянии, положении и деятельности Русской Православной Церкви по Калининской области за 2 квартал 1952 года.  [назад]

[33] ГАРФ. Ф.6991. Оп.1. Д.895. Л.38. Информационный отчёт о состоянии, положении и деятельности Русской Православной Церкви по Калининской области за 2 квартал 1952 года.  [назад]

[34] ГАРФ. Ф.6991. Оп.1. Д.1028. Л.27. Информационный отчёт о состоянии, положении и деятельности Русской Православной Церкви по Калининской области за 1 квартал 1953 года.  [назад]

[35] ГАРФ. Ф.6991. Оп.1. Д.485. Л.43. Докладная записка Г.Т. Уткина заместителю председателя Совета по делам РПЦ Белышеву С.К.  [назад]

[36] ГАРФ. Ф.6991. Оп.1. Д.485. Л.23. Отзыв на информационный отчёт за 2 квартал 1949 года. Датирован 29 июля 1949 года, подписан Г.Г. Карповым.  [назад]

[37] ГАРФ. Ф.6991. Оп.1. Д.895. Л.107. Информационный отчёт о состоянии, положении и деятельности Русской Православной Церкви по Калининской области за 4 квартал 1952 года.  [назад]

[38] ГАРФ. Ф.6991. Оп.1. Д.485. Л.11. Информационный отчёт о состоянии, положении и деятельности Русской Православной Церкви по Калининской области за 1 квартал 1949 года. Имеется в виду Великий пост.  [назад]

[39] ГАРФ. Ф.6991. Оп.1. Д.635. Л.55. Информационный отчёт о состоянии, положении и деятельности Русской Православной Церкви по Калининской области за 4 квартал 1950 года.  [назад]

[40] ГАРФ. Ф.6991. Оп.2. Д.13. Л.л.101 - 103. Список действующих православных церквей и духовенства на территории Калининской области на 1 января 1944 года.  [назад]

[41] Левитин А., Шавров В. Очерки по истории русской церковной смуты. - М., Б.и., 1996. С.397.  [назад]

[42] ГАРФ. Ф.6991. Оп.1. Д.635. Л.34. Доклад В. Хевронова на кустовом совещании уполномоченных 11 декабря 1950 года в Ленинграде. Под этой цифрой уполномоченный имеет ввиду количество храмов до того момента деятельности Совета по открытию церквей. В отчётах по статистике встречаются разнообразные цифры. Например, о действующих и недействующих церквях по состоянию на 1 февраля 1944 года он пишет: всего - 564 церкви, из них: заняты под хозяйственные нужды - 304, не используются - 198, действующих - 62 (См. ГАРФ. Ф.6991. Оп.2. Д.13. Л.99, об.). На следующем листе уже другие сведения: всего - 524 церкви, из них: заняты под хозяйственные нужды - 284, не используются - 240 (См. ГАРФ. Ф.6991. Оп.2. Д.13. Л.100. Список действующих православных церквей и духовенства на территории Калининской области).  [назад]

[43] ГАРФ. Ф.6991. Оп.1. Д.765. Л.60. Информационный отчёт о состоянии, положении и деятельности Русской Православной Церкви по Калининской области за 2 квартал 1951 года.  [назад]



Храмы России
монастыри
деревянные храмы
посвящения
статистика
храмы Империи
хронология
гео-поиск объектов
расширенный поиск
программа-200
последние обновления
Справочники
Персоналии
Архитекторы
Словарь
Иконография
Структура храма

Фотографии
 хронология
 панорамы
 3D модели
 с высоты полёта
 музеи, арх. фонды
 поиск фотографий
 последние обновления

Поиск по сайту
Метро

Прокудин-Горский, наследие

Знаете ли вы
что такое "Антаблемент"?

Помогите храму!
В вашей помощи нуждается
"Церковь Рождества Пресвятой Богородицы в Пречистом Бору"

см. весь список

Из фондов проекта:
Белокаменные церкви Подмосковья
Церковь Покрова Пресвятой Богородицы в Буняково
Рекомендуем
Поисковая система «РУБЛЕВ»
Свод памятников архитектуры и монументального искусства России
Православные храмы Костромской губернии
Православные приходы и монастыри Севера
Храм Рождества Христова в Крохино
Старые карты Москвы
Контакты
письмо в редакцию

Лента новостей: Лента новостей
Новости проекта в ЖЖ

   
Главная |  Пётр Паламарчук |  Храмы |  Фотографии |  Авторам |  Ссылки
Поиск |  Архивы |  Новости |  ЖЖ |  PDA |  Визитница |  Форумы |  О проекте |  Присоединяйтесь!
1999-2017 © «Храмы России»
Электронное периодическое издание «Храмы России». Свидетельство о регистрации СМИ Эл № ФС77-35747 от 31 марта 2009 г.
Перепечатка или воспроизведение материалов любым способом полностью или по частям допускается только с письменного разрешения и с обязательным указанием источника.


Хостинг предоставлен компанией DotNetPark: SharePoint hosting, ASP.NET, SQL
Индекс цитирования Православное христианство.ru. Каталог православных ресурсов сети интернет